О ВЕРНОСТИ ДРУЗЬЯМ И БОЕВОМ БРАТСТВЕ

Автор: сын Ринат Низамов, контролер цеха 7б, ПАО «ОДК-УМПО»

Хочу рассказать истории о том, что произошло с моим отцом, механиком-водителем 159-й танковой бригады 1-го танкового корпуса 3-го Белорусского фронта сержантом Ахметнуром Низамовым во время освобождения Беларуси. За годы истории превратились в семейную легенду, которые теперь пересказывают из поколения в поколения. 

Как моего отца танкисты из госпиталя выкрали

«Госпиталь – это такая же воинская часть, как и все остальные, только с особым медицинским уклоном. Все, кто туда попадает, становятся на определенное время бойцами этого подразделения, и самовольное оставление части карается по всей строгости военного времени. Самовольно ушедшего могут признать дезертиром со всеми тяжкими последствиями.

Летом 1944 года в ходе операции «Багратион» танк отца был подбит. Он, не раздумывая, открыл передний люк и, как уже проделывал сотни раз, изо всей силы оттолкнулся ногами от пола и рыбкой выпрыгнул. Но в этот раз что-то пошло не так. От напряжения оглушенный взрывом человек потерял сознание и повис – ноги внутри танка, а руки не достают до земли.

Очнулся в госпитале. Рядом с кроватью на тумбочке лежат три хлебные пайки, значит, без сознания пробыл трое суток. В первое время ничего не слышал, но через неделю слух вернулся. Слышать начал как раз вовремя, иначе бы пропустил смешной случай. В одно утро в палате вдруг все начали хохотать и показывать пальцем на одного выздоравливающего бойца. У того рот был измазан фиолетовыми чернилами, а его сосед кричал: «Попался, воришка. Вот кто крал мою пайку!». Оказывается, у него начал пропадать хлеб, который он оставлял на потом. Никому не говоря, он намазал корку химическим карандашом и таким образом уличил вора.

Еще через неделю в палате появились трое друзей отца. Они рассказали, что из горящей машины его достали в очень плохом состоянии. Из ушей и рта текла кровь, думали, что погиб, но все же доставили в санчасть. Между танкистами состоялся такой диалог:

– Сейчас бригада находится в резерве и получила пополнение. Скоро уходим. Ты не шуми, мы приехали за тобой. Командир бригады все согласовал на самом верху, так что не дрейфь, все будет в порядке.
– Что, прямо так, в шлепанцах и белых кальсонах?
– Все продумано. А сидор (рюкзак – прим. авт.) на что? Старшина выделил тебе обмундирование, давай тихонько одевайся. Мы специально пришли втроем, втроем и уйдем, а Вася выйдет чуть позже, уж очень он приметный со своим шрамом. Мы по бокам пойдем, а ты посередине, в случае чего поддержим. Не выписывают тебя, говорят, еще не меньше месяца продержат, а за это время мы далеко уйдем, не найдешь ты нас.

Как выяснилось позже, командир бригады К.О. Петровский обратился к командиру корпуса генерал-майору Буткову с просьбой:

– Получил пополнение из желторотых выпускников танкового училища, а у меня опытнейший мехвод в госпитале остается, надо бы забрать.
– Кто таков?
– Низамов Ахмет.
– Действуй, полковник.

Конечно, был соблазн еще месяц отдохнуть в госпитале, но он хорошо знал цену фронтовому братству. Поэтому, не раздумывая, надел форму, и в сопровождении товарищей отправился в родную бригаду. Здесь его очень ценили за мастерство, да и товарищи были  надежные, вместе еще со времени боев на Курской дуге.

Как Вася-сибиряк друга спас

Так, под Орлом отца от верной гибели спас Вася-сибиряк. Дело было так. Когда в очередной раз остались без танка, отца и еще нескольких танкистов на полуторке послали на передовую доставить горячее питание бойцам. На месте оказалось, что вот-вот начнется немецкое наступление, слышался рев танков.

– Быстро уезжайте назад, иначе немцы перережут дорогу!

Отец ухватился за задний борт уже тронувшейся машины, но второпях забыл скинуть термос с супом. Машина вовсю мчится, вдали видны фашисты, бегущие наперерез. Проклятый термос не дает отцу забраться, и он висит на руках. Хорошо, что Вася схватил его за ворот и потащил в кузов. Фашисты всю машину изрешетили, но, к счастью, никто не был убит. Одна пуля вскользь ранила сибиряка, кровь текла по лицу. Несмотря на ранение, он не выпустил отца. Как разлучиться с такими друзьями! Вместе и закончили войну в порту Пиллау на Балтике. Отец очень тепло отзывался о жителях Сибири, говорил, что нет надежней друзей, чем они.

Март 1945 года. Пруссия Восточная, город Тапиау (с 1946 – Гвардейск). Передача танковой колонны «Лембиту», приобретённой на средства трудящихся Эстонской ССР, экипажам.

Командир 159 танковой бригады 1-го танкового корпуса 3-го Белорусского фронта К.О. Петровский поздравляет командира экипажа, младшего лейтенанта Шулаева с получением новой машины. Рядом с командиром танка - механик-водитель Т-34-85 сержант А.Н. Низамов (второй справа).