ОТ КИЕВА ДО БЕРЛИНА

Автор: внучка Ирина Турцакова, начальник управления корпоративных коммуникаций АО «ММП имени В.В. Чернышева»

Моему дедушке Александру Фатеевичу Мишину было всего семнадцать лет, когда он пошел защищать Родину от фашистов. Несмотря на столь юный возраст, он участвовал в крупнейших сражениях Великой Отечественной войны. В боях проявил чудеса воинского мастерства, мужества и отваги.

Мои прадедушка и прабабушка – родители Александра, смоленские крестьяне Фатей Степанович и Анна Семеновна – без устали трудились в колхозе и дома. Дети помогали, были приучены с малолетства к труду: Александр, Владимир, Лидия и Анна. За месяц до начала войны в гости к ним приехала тетя Поля – Полина Филимонченко. Она работала в бухгалтерии фабрики имени Ф.Э. Дзержинского и уговорила дедушку Сашу поехать с ней в Ивантеевку. Его родители не были против. По просьбе тети Полины руководство предприятия приняло несовершеннолетнего подростка и нашло близкое для него занятие – ему поручили поливать цветы.

В конце декабря 1942-го от фабрики отправили Александра Фатеевича в Истру на возведение оборонительных сооружений на подступах к Москве, а потом на строительство железной дороги между Истрой и Новым Иерусалимом. А 25 марта 1943 года Истринским ГВК его призвали в ряды Советской Армии. Выдали новобранцу сухой паек и отправили в Казанское танковое училище.

Александр Фатеевич был старательным курсантом и за шесть месяцев обучения овладел всем, что нужно знать и уметь члену танкового экипажа. Научился стрелять из 85-мм артиллерийского орудия, которым оснащен танк, из пулемета и автомата, мог быть и заряжающим, и механиком-водителем. Был подготовлен и как разведчик.

По окончании училища в звании младшего сержанта дедушка отбыл на 1-й Украинский фронт в 3-ю танковую армию маршала Рыбалко, которая готовилась к форсированию Днепра и освобождению Киева. Получив новенький ИС-2, экипаж (командир орудия, заряжающий и механик-водитель, без командира машины) влился в поток наступающих войск. На подступах к Днепру водитель-механик остался в танке, чтобы переправиться на другой берег, а дедушка Саша и его товарищи переплывали реку в лодке.

 

Александр Фатеевич Мишин
(второй слева)

Фашисты всеми силами препятствовали переправе наших войск. Днепр кипел от разрывов бомб и снарядов. Над лодками на бреющем полете кружили истребители, расстреливая людей.

Прицепился один «Мессер» и к лодке, в которой переправлялся мой дедушка. Самолет опускался к ней так низко, что можно было рассмотреть лицо летчика. Когда танкисты поняли, что им не уйти от летающей смерти, они дождались небольшой передышки, пока самолет набирал высоту для новой атаки, выпрыгнули из лодки в глубокую воду, добрались до берега и спрятались под обрывом. Стервятник покружил над ними, пострелял, но достать не смог и улетел.

А вскоре и танк, командиром которого назначили Александра Фатеевича, по наведенному саперами мосту без ущерба для водителя и машины вышел на берег. Экипаж разместился по своим местам и с ходу вступил в бой. На короткой остановке между атаками, когда он получал от командира задание, с вражеской стороны раздался артиллерийский залп. Один из снарядов рикошетом задел танк, разорвавшись неподалеку. Сильная взрывная волна сбила с ног всех, кто стоял рядом с танком. Дедушка был контужен. Но не покинул танк, а, как было предписано заданием, двинулся вперед и сметал все, что попадало под гусеницы, и прицельно стрелял из 85-мм орудия пятидесятикилограммовыми снарядами. И каждый залп наносил урон врагу.

За участие в боях за освобождение столицы Украины и проявленные при этом мужество, бесстрашие и военное мастерство комсомолец, гвардии младший сержант Александр Фатеевич Мишин был награжден медалью «За отвагу». А приказами за подписью Верховного Главнокомандующего маршала Советского Союза И.В. Сталина танковому соединению и, в частности, командиру танка – командиру орудия А.Ф. Мишину шесть раз была объявлена благодарность: за освобождение Киева и Фастова, за прорыв обороны немцев в районе Коростеня, Житомира и Казатина и за полное освобождение города Житомира.

По грамотам Верховного Главнокомандующего можно проследить боевой путь танкового соединения, в котором служил мой дедушка. К сожалению, не все они у него сохранились, но из оставшихся видно, как тяжел был этот путь танкиста.

Они форсировали Вислу, принимали самое активное участие во взятии Львова, Перемышля и Ярослава, в освобождении Сандомира. Участвовали в овладении городом и крепостью Оппельн, а также в полном очищении от противника Домбровского угольного района и южной части промышленного района немецкой Верхней Силезии. Форсировали Одр, дрались за овладение плацдармом юго-восточнее Бреслау и овладение этим городом, освобождение городов Ченстохово, Пшедбужа и Радомско. Прорывались в пределы немецкой Силезии, вышли на Одер овладели городами Милич, Бернштадт, Намслау, Карльмаркт, Тост, Бишофсталь. Отличились при овладении столицей Германии Берлином и Дрезденом, а также при освобождении столицы Чехословакии Праги.

Дедушка не успел расписаться на Рейхстаге. Их экипажу было не до подписей. Они несли боевое дежурство на одной из стратегически важных берлинских улиц. В Берлине сражались недолго. Соединение Александра Фатеевича спешно перебросили на освобождение Праги. Надо было успеть прибыть к ней раньше американцев, и они эту задачу выполнили.

Было страшно, но они приняли присягу на верность Родине и свято ее исполняли. А после боя, чтобы снять нервное напряжение, подшучивали друг над другом: как ты, костюм в порядке? Бывали слова и покрепче.

Тяготы военной службы экипажу помогала переносить дружба. От нее, уважения к друг другу, взаимопонимания, от слаженных и четких действий танкистов зависели не только успех в бою, но и шансы на жизнь. И не только их экипажа, но и соседей – танкистов и пехотинцев, которых они постоянно поддерживали в бою и огнем, и гусеницами. Танкисты жили как одна семья, а танк для них на долгие дни и ночи войны стал домом родным. Свои силы, чтобы не дрогнуть перед врагом, они черпали в искренней вере в Бога. После пражской операции дедушкино танковое соединение освобождало Австрию. Там бойцы и узнали о падении рейха. Очень радовались, что пришел конец войне, что остались живы и скоро вернутся домой. Из Австрии соединение, в полной боевой готовности погрузив в эшелон, направили на восток. Капитуляция Японии застала Александра Фатеевича в Свердловске. Во время войны дедушка был награжден тремя медалями «За отвагу», «За взятие Берлина», «За освобождение Праги» и орденом Отечественной Войны II степени.
После победы он прослужил еще пять лет. Обучал курсантов в Воронежском танковом училище, а потом в Германии – городе Виттенберге.

Демобилизовался Александр Фатеевич в июне 1950 года. Приехал в Ивантеевку, после короткого отдыха вновь пошел на фабрику им С.Г. Лукина, откуда и уходил на фронт. Обзавелся семьей, вырастил двух дочерей.

В очерке о безымянном герое танкисте, о подвиге которого генерал-полковник фашисткой Германии Гудериан сказал:

«Если бы у меня были такие танкисты, я бы давно победил Советскую армию».

Вот и дедушка относился к плеяде таких людей, которые без колебаний готовы сложить голову на поле брани за Родину, за отчий дом!