РОЗА ПОТЯЕВА

Автор: сын Сергей Обухов, начальник бюро отдела лицензионных программ ПАО «ОДК-УМПО»

Заводской династии Обуховых в совокупности более 380 лет. Я хочу рассказать о своей матери, Розе Михайловне Обуховой, урожденной Потяевой.

Мама в добром здравии, в январе ей исполнилось 96 лет, в этом  году она как ветеран ОДК-УМПО приняла участие в съемках телепередачи о том, что Уфа претендует на звание «Город трудовой доблести».

Роза Потяева закончила десятилетку в 1941-м. Поступила в пединститут на физмат. У нее со школы был талант в точных науках (например, будучи ученицей 9-го класса, она уже заменяла учителя по математике у пятиклашек).

Потом в Уфу эвакуировали авиационный техникум из Рыбинска. Мамина подруга узнала об этом и уговорила ее перевестись.

Мотивация была простой: в техникуме можно было получить диплом уже через два года. В итоге, правда, учеба растянулась почти на три: занятия постоянно прерывались практикой на Государственном союзном ордена Ленина заводе № 26 (ныне ОДК-УМПО).

Практика эта была самой настоящей работой. Людей не хватало, поэтому завод пытался компенсировать нехватку рук за счет студентов, вместо положенного месяца работали три-четыре.

Мама рассказывала:

«Помню такой случай: официальный срок практики (месяц) закончился, и мы, студенты, договорились не выходить больше на работу. На другой день разразился скандал. С завода позвонили в техникум, нас грозились отдать под трибунал за такую самодеятельность. Пришлось вернуться к станкам».

После защиты диплома в 1943 году Розу направили в сборочный цех. Собирали там тогда поршневые двигатели М-105, М-107 (ВК-107). В сутки собирали до ста (!) штук, прямо с конвейера паковали и сразу отправляли на самолетный завод. Работали по 12 часов, в две смены, иногда ночевали прямо в цехе.

Мамин отец воевал на фронте, в семье было четыре дочери, она старшая.

Мама вспоминает с горечью:

«Из дома за время войны все продали: скатерти, одеяла, простыни, даже занавески. И когда отец после ранения вернулся, расплакался, увидев, как мы живем».

Выживали, запасая продукты осенью. Тогда на заводе давали административный отпуск и можно было поехать в село Карламан собирать картошку. Накопаешь десять ведер, одно – себе. И потом семья всю зиму эту картошку ела. Еще маме  повезло, что попала в сборочный, привилегированный цех. Во время войны там давали дополнительные талоны на хлеб и на ужин.

Сейчас это трудно представить, мама говорит:

«Иной раз приедешь домой, умоешься, поешь – и уже снова надо ехать на завод. Зимой, пока ждали поезд, устраивали костры на перроне».

Только после войны ей дали комнату в жилом микрорайоне Инорс, неподалеку от завода.

В 1944 году мама поступила в Уфимский авиационный институт (ныне УГАТУ) на вечернее отделение — там она и познакомилась с будущим мужем, моим отцом Виктором Николаевичем Обуховым. По окончании войны осталась в сборочном цехе — принимала участие в освоении реактивных  двигателей, а позже ее цех стал засекреченным, так как там производили жидкостные ракетные двигатели. Но это уже совсем другая история.