ТАНКИ ПО БАШНЮ ЗАРЫВАЛИСЬ В ЧЕРНОЗЕМ

Автор: Елена Галкина, инженер по технадзору ремонтно-строительного комплекса АО «ММП имени В.В. Чернышева» 

Соломон Соломонович Баров родился 23 сентября 1924 года в г. Москве, на Арбате. В 1932 году поступил в школу №9, расположенную в Староконюшенном переулке. Наряду с учебой он с друзьями увлекался шахматами (кружок вел старшеклассник - будущий гроссмейстер Юрий Авербах), занимался спортом, участвовал в олимпиадах МГУ, посещал выставки и музеи и очень много читал.

Из воспоминаний Соломона Соломоновича:

«Шёл 1941 год, после окончания 9-го класса распустили на каникулы. 22 июня я занимался в читальном зале Московской областной библиотеки, в то время находившейся в здании современного ресторана "Прага". Неожиданно через открытые окна мы услышали взволнованный голос Молотова. Я выскочил из зала, прибежал домой (Арбат, дом 5, что напротив "Праги"), где мне сообщили, что только что выступил Молотов и объявил, что фашистская Германия напала на Советский Союз и началась война. Я прибежал в читальный зал и произнес только одно слово: "Война!". Мгновенно все военные, а их было довольно много, так как рядом на Арбатской площади располагался Реввоенсовет, а теперь Министерство обороны, встали, стали сдавать книги. Зал опустел».

Началась война, комсомольцы школы, в которой учился Соломон Баров, уехали под Смоленск строить линию обороны. По инициативе трудящихся в Москве было создано народное ополчение, в которое принимали добровольцев непризывных возрастов – до 17 лет и свыше 45 лет.

6 июля 1941 года Соломон Баров и еще двенадцать учеников 9-х классов вместе с учителем по черчению добровольно вступили в ряды народного ополчения (21-я дивизия Киевского района). Их подразделение формировалось в дачном поселке Перхушково. Здесь они получили обмундирование и вооружение – как правило, это были трофеи, захваченные во время войны с Польшей в 1939 году. Прозанимавшись примерно 2 недели, дивизия начала перемещаться в район Медынь, Юхнов. Поход был тяжелый, так как днем и ночью с полной выкладкой в течение 5 суток прошли 250 км. Многие не выдерживали и падали. Придя на место, срочно стали строить противотанковую оборону. Отдельные подразделения вступали с немецкими десантниками в непосредственные бои в июле и августе 1941 года, ополчение не вступало. Наряду со строительством обороны, постоянно шла боевая подготовка. В начале сентября 1941 года в дивизию пришло распоряжение из Киевского РВК г. Москвы об освобождении учащихся школ от дальнейшей службы для окончания 10-го класса.

В октябре месяце 1941 года школы были распущены, и Соломон Баров уехал к матери на Урал, куда она была эвакуирована с его братом, которому в то время было 5 месяцев. В 1942 году Соломон работал в г.Троицке Челябинской области, на авиационном заводе, который в октябре также был эвакуирован из Москвы, а уже в январе 1942 года был пущен на «голом месте» и начал давать продукцию. Рабочий день был 12 часов, а очень часто из цехов не выходили по несколько суток.

В январе 1943 года по инициативе трудящихся Свердловской, Челябинской и Пермской областей и с разрешения Центрального Комитета ВКП(б) был создан Уральский добровольческий танковый корпус.

Танки и самоходные орудия были выпущены сверх плана безвозмездно, во внеурочное время.

В феврале 1943 года в г. Троицке начал формироваться батальон. Соломон Баров подал туда заявление и был зачислен добровольцем 11 марта 1943 года. Батальону было присвоено наименование 743-й ОСБ (отдельный сапёрный батальон). 1 мая батальон принял присягу, ему было вручено знамя от трудящихся Урала и г. Троицка. Батальон формировался в составе 30-го Уральского добровольческого танкового корпуса.

10 июня 1943 года батальон в составе танкового корпуса сосредоточился в танковых лагерях – в районе Кубинка Московской области и вошёл в состав 4-й танковой армии, а 19 июня – в состав действующей армии Брянского фронта.

В боевых действиях Соломон Баров начал участвовать во время Орловской наступательной операции, с 26 июля 1943 года. В этот период он был рядовым 2-го взвода, 2-й роты 743-го особого батальона. Командовал взводом лейтенант Ручкин, бывший учитель, командиром роты был кадровый офицер, старший лейтенант Очурок Даниил Васильевич, батальоном командовал капитан Лукьянов Василий Семенович, которого все любили и уважали. В тяжелое время формирования батальона, когда они находились на 3-й норме снабжения, он всегда был в гуще красноармейцев и на свои деньги покупал махорку.

Во время операции Соломон Баров вместе со всеми строил переправы, наблюдательные пункты, разминировал дороги, делал проходы в минных полях.

Как-то, в конце Орловской операции, к нему подошёл командир взвода лейтенант Ручкин и приказал вместе с ним, начштаба батальона старшим лейтенантом Хайдаровым и его адъютантом, красноармейцем Буряком, выехать срочно на задание, он согласился. Задание заключалось в следующем: в районе Шабишкина 1-я гвардейская танковая армия осуществляла прорыв глубоко эшелонированной обороны немцев, и после боя нужно было сделать проходы в минных полях, чтобы вытащить технику. Когда они прибыли на место назначения в район деревни Кресты, перед ними открылась страшная картина - мертвое поле. На участке примерно в 200 метров стояло на минном поле несколько десятков танков Т-34. Перед ними ряды колючей проволоки и окопы полного профиля. Кругом лежали наши бойцы, погибшие во время наступления. На колючей проволоке лежал пулеметный расчет, за ним стоял пулемет "Максим". Несколько танков проскочили минное поле, но были подбиты артиллерией противника. Они стали обследовать минные поля и по внешнему виду травы скоро пришли к выводу, что мины расставлены строго в шахматном порядке. Чтобы пройти к проволочным заграждениям, им нужно было пройти 8 рядов мин, при этом они дважды попадали на мину. К их счастью, не было пехотных мин, а установлены были противотанковые немецкие мины ТМ-35. После тщательной проверки нескольких мин они пришли к выводу, что на минах установлены только основные взрыватели. Ни боковых, ни тем более донных не было. Они разошлись на значительное расстояние друг от друга и парами стали снимать мины. Соломон Баров осторожно снимал мину, а командир взвода выкручивал взрыватель. Прошло некоторое время, и, понадеявшись на судьбу, он и старший лейтенант Хайдаров взяли лопаты и стали снимать мины. За ними шли Ручкин и Буряк. Вдруг раздался страшный взрыв. Они упали на землю, инстинктивно закрыв голову руками. Прошло несколько секунд, и они услышали голос Буряка: "Где начальник штаба?" Они вскочили. Примерно в метрах двадцати лежало изуродованное тело начальника штаба. Взгляд Соломона Барова запечатлел картину, когда он увидел начальника штаба в момент удара лопатой по мине и взрыв. Осмотрев место взрыва, они поняли, что танк прошёл по мине, надрезал чеку, и она держалась на волоске. Тело начальника штаба они завернули в палатку, прекратив работу, вернулись в батальон. Начальника штаба похоронили с почестями. В этой операции им удалось сделать ряд проходов, через которые впоследствии вытаскивали танки. Участники данной операции были отмечены командованием, и Соломон Баров стал первым в батальоне, кому вручили знак «Отличный минер».

26 октября 1943 года приказом народного комиссара обороны СССР батальону было присвоено наименование "Гвардейский", и он был преобразован в 131-й гвардейский отдельный сапёрный батальон. В декабре 1943 года Соломон Соломонович вступил в члены ВКП(б).

В январе 1944 года батальон передислоцировался в район Киева и там в составе войск 4-й танковой армии вошёл в состав 1-го Украинского фронта.

Со 2 марта 1944 года Соломон Баров участвовал в составе батальона в Проскуровско-Черновицкой операции.

Наступление началось в условиях весенней распутицы и бездорожья. Танки по башню зарывались в чернозем. Все колесные машины с продовольствием и медикаментами застряли. Мотопехота и артиллерия перешли на конную тягу. Лошадей реквизировали у местного населения. Выйдя в прорыв в районе Ямполь, танковые соединения корпуса, а с ними сапёры батальона, 6 марта ворвались на станцию Фридрихов, перерезав важную железнодорожную магистраль. В течение 3-х суток танкисты и сапёры выдерживали многочисленные контратаки противника, пока не подошли наши основные силы.

В 1944 году тактика войны изменилась. После артподготовки танковый корпус уходил в прорыв. Танковым бригадам придавалось подразделение сапёров их батальона, которые размещались на передовых танках. Сапёры обязаны были обеспечивать переправы и разминировать дороги.

Соломону Барову неоднократно приходилось участвовать в прорывах в составе отделения сапёров головной походной заставы  63-й гвардейской танковой бригады. Отделение, как правило, размещалось на броне первого или второго танка с задачей пропустить первые 3 танка. Танки весили более 30 тонн, и не каждый мост в сельской местности мог выдержать такую нагрузку. Решение принимали совместно командир отделения сапёров и командир танкового взвода. Танки разгонялись и на максимальной скорости проскакивали мост. Бывали случаи, когда командир машины требовал гарантии: «Лезь под мост, и я проскочу». После взятия Фридрихова соединения продолжали двигаться на Каменецк-Подольский с задачей «перерезать пути отхода немецкой корсунь-шевченковской группировки». На подступах к городу и в самом городе невозможно было передвигаться, так как дороги и поля были заполнены брошенными машинами и военной техникой. Чтобы проехать, они вынуждены были сбрасывать машины в реку. К исходу 27 марта в городе создалась чрезвычайно сложная обстановка. Группировка противника стремилась выйти из окружения. Наши войска в городе были отрезаны. Батальон стал на оборону города. Вокруг города были установлены минные поля. Подготовили к взрыву Турецкий мост. Так продолжалось несколько дней, пока не подошли основные силы корпуса и общевойсковые соединения.

После Проскуровско-Черновицкой операции Соломона Барова назначили комсоргом батальона, и во Львовско-Сандомирской и Висло-Одерской операциях он участвовал в боях в новой должности. В батальоне было более 130 комсомольцев. Основная масса комсомольцев была награждена правительственными наградами. Комсомольцы всегда находились в первых рядах при выполнении боевых заданий. Они, как правило, добровольно ходили в разведку в тыл, минировали дороги. Соломон Баров, как и прежде, оставался сапёром и после артподготовки находился на одном из передовых танков прорыва в составе ГПЗ сапёрного отделения. Из крупных рек непосредственно участвовал в захвате мостов через р.Нейсе, форсировал Одер. В Берлинской операции он ушёл с комсомольской работы и был назначен командиром отделения взвода разведки батальона. В этой должности Соломон Соломонович закончил войну в Праге. Как встретили их жители Праги, никто и нигде их так не встречал. Все население вышло на улицу. Крики «Ура!», «Да здравствует Красная Армия!», слезы на глазах, на всех балконах красные полотнища.

За время боев батальон за особые заслуги был награжден орденами Кутузова, Богдана Хмельницкого, Александра Невского и Красной Звезды.

Боевой путь Соломона Соломоновича отражен в благодарностях Верховного Главнокомандующего.

За время военных действий Соломон Баров был трижды ранен. В медсанбате не задерживался и возвращался в свою  часть.

Демобилизовался 14 марта 1947 года как имеющий три ранения. Сдал экстерном на аттестат зрелости (до войны окончил 9 классов) и поступил в МАИ на моторный факультет, который закончил в 1953 году. После окончания МАИ был направлен на завод 500 в н/в АО «ММП имени В.В. Чернышева»  как молодой специалист.

Работал на сборке старшим технологом, затем начальником центральной измерительной лаборатории, начальником конструкторского отдела товаров народного потребления. В 1978 году был назначен главным метрологом. Дальше трудовой путь продолжил главным специалистом, советником главного инженера по вопросам метрологического обеспечения.

Соломон Соломонович за время работы на заводе неоднократно награждался ценными подарками и грамотами министерства и завода.

За время службы на фронте удостоился следующих наград: «Отличный минер», медаль «За боевые заслуги», медаль «За отвагу», ордена Слава 3-й степени, Отечественной войны 2-й степени, 1-й степени, знак «Отличный разведчик», медали «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 годов», «За освобождение Праги», «За взятие Германии».