ТЯЖЕЛОЕ НАСЛЕДИЕ ВОЙНЫ

Автор: Владимир Неверов, начальник КБ стандартизации и нормоконтроля, Производственный комплекс «Салют» АО «ОДК»

Я родился в 1953 году. Моё поколение – это дети тех, кому довелось вернуться с войны и вернуться – с победой. Мы – дети Победителей. Что, громко звучит? Тем не менее я много раз слышал это от сверстников. И не с трибуны, а в самых обычных разговорах – воспоминаниях «на кухне».

Как-то само получалось по жизни, что я никогда не упускал возможность расспросить о войне ветерана. Одним из таких был мой отец: в феврале 1944-го ему исполнилось семнадцать, в марте он был призван. Это был один из последних военных призывов. Отец рассказывал, что прямо-таки мечтал попасть на фронт и непременно – артиллеристом, «чтоб немца бить».

Но служить его направили на Черноморский флот. По окончании школы корабельных специалистов – Учебного отряда ЧФ – ему, как отличнику, было предоставлено право выбора корабля для дальнейшего прохождения службы. Отец выбрал гвардейский крейсер «Красный Крым», на котором и служил до Победы. Отец был котельным машинистом электромеханической боевой части крейсера. Она обеспечивает ход корабля и энергией – электрической и паровой – механизмы.

Местом базирования «Красного Крыма» с августа 1944 года был Севастополь. Красавец ныне город-герой тогда был сплошь в развалинах. Ни одного целого дома. По центральной улице Севастополя (улица Ленина) строем пройти было невозможно: проходили колонной по два… Отца, как и его сослуживцев-матросов, привлекали к разбору завалов в городе. Он чудом уцелел, не успев подойти к любопытному своему другу-матросу, последними словами которого были «Петро, побачьшо я знайшов!». Затем раздался взрыв. По-видимому, это была мина-ловушка. Фашисты, отступая, оставляли их во множестве. Отца спас невысокий каменный забор, который принял на себя осколки.

В мае 1945-го отца включили в команду, готовившуюся для участия в Параде Победы на Красной площади. Как он говорил – «за стать»: высокий рост, широкоплечий. Но участвовать в параде ему не довелось. Зато повезло в другом: в «логове зверя» – на территории Германии – отцу довелось-таки побывать: в том же победном 45-м отец участвовал в перегоне трофейных германских военных кораблей по маршруту Росток (Германия) – Фальмут (Великобритания) – Мальта – Севастополь на флагманском корабле отряда под флагом вице-адмирала Фадеева. Огромное впечатление на отца произвело отношение англичан к ним – советским морякам. Говорил, что разве только на руках не носили!

Награды гвардии старшего матроса Краснознамённого
Черноморского флота Петра Яковлевича Неверова

А война «аукнулась» отцу в 1951-м, в последнем походе перед увольнением в запас. Во время перехода из Поти в Новороссийск отец стоял вахту в машинном отделении сторожевого корабля «Шквал». Вдруг команда «Стоп», «Полный назад» и снова «Стоп». Такое бывает крайне редко. После выполнения всех команд отец выглянул из люка, выходящего на верхнюю палубу.  И увидел … мину, болтавшуюся на волне метрах в десяти по левому борту. Как раз напротив машинного отделения, где он находился. Не надо ходить к гадалке: «сторожевик» водоизмещением всего-то 700 тонн при взрыве просто напополам бы переломило. У отца не было бы никаких шансов…

Когда я иду в колонне «Бессмертного полка», я всегда надеваю медали отца – гвардии старшего матроса Краснознамённого Черноморского флота Петра Яковлевича Неверова, прикрепив их к правой стороне груди, чтобы люди не принимали их за мои, которые, как положено, слева.

От редакции:
Владимир Петрович Неверов работает на предприятии с 2012 года, капитан 3 ранга в отставке, служил на КСФ (1976-1998, 1-я Краснознамённая флотилия пла КСФ, в плавсоставе – 1976-1995, с мая 1995-го до увольнения в запас в 1998-м – на штабной работе).